последние 30 сообщений Сделать стартовой Добавить в Избранное

*сНежный форум* - территория отдыха для всей семьи!

Объявление

Letyshops [lifetime]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



немного банальное. мамское.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

немного банальное. мамское.
Всё.
Он спит.
Почти.
Он тихонько лежит на плече у Коли.
И посуда вся в стиралке.
И глажка в шкафу.
Со стола смахнула тряпкой вохкой.
И крошки тапочком под диван. Что бы никто не видел.
Чашка чаю в одной руке, и клавиатура в другой.
В голове всё разложено по полочкам. В шкафу нет.
В шкафу всё навалено.
В голове пусто.
Плечо болит от таскания. Нет. Не хочу слинга. И не уговаривайте. Он спит хорошо. Если он спит. Но просто иногда он не спит. Он хочет играть. Он хочет снять с себя всю одёжку. И лежать, плакать, накрытый лёгкой простынкой, на родительской кровати. Или хныкать. Или выть. Или пыхтеть.
Таким его надо любить. А не таким, что на фотках. Со щеками пухлыми, мордой симпатичной. Его надо любить когда вот так. Красный от прыщей (не жри, мать, помидоров) он кричит просто так. Его надо любить, когда становится маленьким памперс, и крутится вокруг своей оси. Когда ручкой в рукав попасть не хочет. Когда плачет даже у тебя на руках и надо только ходить.
Когда пустышку выплёвывает.
Когда подвывает немножко. Не плач, а скулёж такой. Таким его надо любить.
Когда в четыре ночи ни в одном глазу.
Или в пять утра.
Или в шесть утра.
Иногда и в два дня, хотя надо спать. надо.
Его надо любить, когда глажки две машины. И не потому что "нафига гладить", а просто. Оно всё помятое.
Его надо любить, когда течет молоко. Капает, просачивается сквозь ужасно некрасивые лифчики липкими сладкими каплями.
Когда смотришь в зеркало и грудь упала. Ну то есть совсем. И то, чем ты когда то гордилась напоминает две груши. С капающим молочком. Вот тогда то и надо его любить.
Его надо любить, когда потничка.
Когда жирным кремом по новой футболке.
Его надо любить когда тут же надо менять. И не просто менять, а абсолютно всё. До постельного белья.
Его надо любить, когда он кряхтит. Когда у него колики или просто его пучит.
Его надо любить когда он плачет. Я это уже говорила? Тогда его надо любить.

Любить, тискать, на первый же зов бросаться, поднимать, укачивать, на грудь, петь песни громко, вслух, целовать пяточки. Именно тогда.
А не когда спит сладко, угугукает мягко, улыбается красиво.
Его надо любить сильно. Крепко. Что бы знал. Что бы не сомневался.
Потому что если не мы, то никто. Так как мы никто.
И нам за это угугуканье мягкое, улыбка сладкая, сон длинный.

В голове пусто.
Пойду уберу в шкафу.
Спокойной ночи!

2

Если Вы родители -
Ласкатели, хвалители.
Если Вы родители -
Прощатели, любители.
Если разрешатели,
Кyпители, дарители.
Тогда Вы не родители,
А просто восхитители!

А если Вы родители -
Ворчатели, сердители.
А если Вы родители -
Рyгатели, стыдители.
Гyлять не отпyскатели,
Собакозапретители…
То знаете, родители,
Вы просто крокодители!

3

Моей любимой дочурке Сашке посвящается...
(с) не мое..

Ночь теряется в догадке,
Кто сопит так сладко-сладко?

Может ежик в дом забрался?
В доме ежик спать остался.

Может мишка косолапый
Вместо меда сосет лапу?

Может маленький котенок
Дернул лапками спросонок?

Ночь теряется в догадке,
Кто же спит в постели мягкой?

Может это домовенок?
Может маленький мышонок?

Может шел по лесу гномик
И нашел случайно домик?

Он с дороги утомился
Спать в кроватку уложился.

Ночь теряется в догадке,
Кто же в Сашкиной кроватке?

Но красавица-Луна,
Заглянув в проем окна

- Посмотри,- сказала,- лучше
Это сладко спит Шурёшка!

4

А теперь смеемся! Стибрино

Первое, что делает наивная молодая женщина, с загадочно-счастливым лицом вернувшаяся из женской консультации - это закупает кучу литературы под названием "Мать и дитя", "Ваш ребенок", "Счастливые родители" и пр. Она еще не знает, что через девять месяцев весь этот глянцевый хлам пойдет на растопку костра под ее иллюзиями. По моим подсчетам (и опросам знакомых), осуществить рекомендации "лучших педиатров" может только самоотверженная до маниакальности мамаша.

Например, меня безумно рассмешила (вы же знаете, чувство юмора у меня исключительно черное) статья на тему "как сделать рутинные дела более приятными", где советовалось представить, что завтра ты умрешь от рака и это твой последний день. Авторы предполагали, что задолбанная ребенком мамаша заскачет от радости и упоенно кинется проживать отпущенные ей часы, испытывая безумную радость даже от застирывания подгузников. Прибегать к этому методу я не стала, всерьез опасясь, что так войду в образ, что суну ребенка бабушке, выкраду у мужа кредитку и отправлюсь кутить в мужской стриптиз-бар, дабы на том свете было о чем вспомнить.
В другом журнале я наткнулась на тест "хорошая ли вы мама" и сдуру его прошла, набрав 15 очков из 36 возможных. По итогам мне вежливо, но строго советовали пересмотреть мое отношение к воспитанию детя. В конце же страницы было написано: "разумеется, мало кто из родителей сможет набрать 39 баллов..." - о да, после маткласса шансов у меня практически не было!
Умные книги оказались не слаще журналов: там рекомендовали вызывать скорую, если ребенка стошнило, пугали детским меню из трех блюд, включая паровые котлеты, и советовали находить утешение от забот о ребенке в заботах о ребенке.
На поучительной главе о сексе после родов (который якобы сушествует и должен быть нежным и тихим) я сатанински расхохоталась, захлопнула журнал и села писать план-конспект своих исследований по бутузоведению, дабы хоть немного подготовить подругу и ей подобных к суровой действительности.

О имидже
Изображенные в журналах стройные красотки с безупречным макияжем, лучащиеся материнской любовью и небрежно, словно безо всяких услилий держащие в руках жизнерадостно скалящиеся муляжи младенцев (а может, чучела), никоим образом не могут служить для вас примером!
Настоящая мамаша - это зомби с безумными глазами и заплетающимися ногами, которая обреченно волочет по парку вихляющуюся коляску, в которой дурным голосом орет ее прелесссть. Дома она ходит в драном халате и с нечесанным волосами, питается объедками каши, сосисками и пельменями, и готова убить собственного мужа, если тот опоздает с работы хотя бы на 2 минуты, за что тихо себя ненавидит. А иногда и громко.
Смиритесь с этим. Все через это проходят, но почему-то почти никто не признается. Заранее накупите себе побольше модных халатов и почаще их меняйте. Хоть какое-то разнообразие.

О сексе
Секса после родов НЕТ!!! То есть его хочется только маньячкам, у которых даже детская бутылочка с соской вызывает неприличные ассоциации.
Нормальные матери вечером пластом падают в кровать, измотанные до такой степени, что мысль о домогательствах еще и со стороны мужа вызывает нервные судороги. Поэтому лучше подготовить супруга к этому печальному открытию заранее, а еще лучше - свалить на него часть хлопот о ребенке, после чего расхочется и ему.

О взаимопонимании
Если ваш ребенок рыдает, а вы никак не можете его успокоить и у вас уже опустились руки, не стесянйтесь - поплачьте вместе с ним. Гарантирую - уже через две минуты ваших неподдельных стенаний над загубленной жизнью ваше чадо начнет улыбаться, а то и заливисто хохотать. Младенцы обожают смотреть на плачущих взрослых. Они готовы упиваться этим зрелищем часами.

О прикормах
Лучший способ ввести ребенку новую пищу - не давать ее. Лучше всего вообще повернуться к нему спиной и изобразить жадное пожирание подозрительного содержимого баночки. Ни один нормальный ребенок не устоит против подобной провокации, а если вы будете недостаточно расторопны, то проглотит даже крышку. Главное - на самом деле не попробовать эту дрянь.

О комплексах
Не давайте знакомым мамашам в парке втоптать вас в грязь рассказами об успехах своих юных гениев. Каждой маме хочется похвастаться своим чадом, поэтому - рассказывайте тоже!
Ключ-таблица:
"- А мой ребенок с таким удовольствием ест домашний творог!" (да-да, ту сухую, кислую и омерзительную на вкус субстанцию, которая поулчается при перетапливании детского кефирчика с глюконатом кальция)- "Однажды мне удалось впихнуть в него целых три ложки."
"- А у нашего зубы прорезались безо всяких проблем!" - "Честно говоря, я уже ни черта не помню - первый год был сплошным кошмаром, и моя память поспешила от него избавиться".
"- Мой ребенок с рождеиня спит в своей кроватке!" - "Да, и я по пять раз за ночь встаю его укачивать, а в четыре утра сдаюсь и беру к себе в постель"
"- грудное вскармливание - это так легко и приятно!" - "Если не считать трех маститов, промокающих маек, жесткой диеты, затачиваемых о вашу грудь зубов и невозможности куда-нибудь уйти больше чем на два часа".
"- я ношу его на руках только при крайней необходимости!" - "то есть всего пять-шесть часов в день".
"- искусственное вскармливание - это так легко и приятно!" - "особенно когда вам нужно неотапливаемой осенней ночью вылезать из теплой постели и плестись готовить смесь, после чего вы час не можете заснуть, а ребенок покрыт сыпью, как леопард, и чешется, как лишайный кот".
"- я гуляю с ним порой до 8 часов в день!" - "однажды я потеряла ключи и пришлось ждать мужа с работы"
"- он уже так хорошо говорит!" - "я могу вычленить из невнятного потока звуков "гы!", "ля?" и "выга", знать бы еще, что это означает"
"- он такая умница и не лезет туда, куда нельзя" - "после того как я пару раз хорошенько врезала ему по попе"
"- мой муж подолгу и с удовольствием занимается ребенком!" - "вчера он полтора часа держал его под мышкой, сидя перед телевизором с хоккеем".
"- я все успеваю!" - "ко мне пять раз в неделю приходит домработница"
"-я все успеваю и это меня совершенно не напрягает!" - "ко мне пять раз в неделю приходят домработница и няня"

О развитии мелкой моторики
Купите пакет бобов, пакет чечевицы и пакет пшена и спрячьте подальше.
Единственное, что ребенок до года будет с ними делать - захватывать горстями и рассеивать по кухне, вдумчиво любуясь результатом.
Для развития же мелкой моторики куда продуктивнее будет рассыпать перед ребенком горсть черствых хлебных крошек. Ноу-хау! Надо запатентовать ))

О самоконтроле
Выучите и в случае чего повторяйте две мантры "Это все пройдет" и "Он обязательно вырастет". Нет, они совершенно не помогают. Но к словарному запасу ребенка добавится хотя бы шесть слов помимо "стой, отдай, заткнись".

О правильном питании
5 самых популярных среди молодых матерей блюд - вредных и невкусных, но быстрых в приготовлении.
1. пельмени
2. сосиски
3. крабовые палочки
4. хлеб
5. салат из пельменей, сосисок и крабовых палочек с хлебом.

О гостях
Не берите ребенка в гости к бездетным людям. Не в смысле, что это выглядит хвастовством, а из-за разницы в ваших психологиях. Сколь бы бурный восторг не симулировали хозяева, им вовсе не трогателен звук детского плача и не сладок дух закаканнго памперса, особенно если вы с милой улыбкой меняете его прямо на их диване возле праздничного стола.

О постоянном присмотре
Дети умеют ползать. Более того - они умеют лазить, и преимущественно куда им не надо. Поэтому куда не надо следует забаррикадировать так, чтобы дверь не отковыряли даже спецназовцы, а куда надо поделить на две половины - куда надо и куда будто бы не надо, чтобы у ребенка оставалась иллюзия свободы. Например, завязать ручки шкафов со стеклянной посудой, оставив открытым с пластиковой и закрытым, но незавязанным - с кастрюлями.
Будьте уверены - ребенок прямым ходом отправиться к закрытому и будет полчаса упоенно в нем ковыряться. На следующий день можно его открыть, а другой закрыть...
Кстати, учтите - вскоре дети отковыряют даже наглухо заковыренное.

О бытовых травмах
К году выражение "тебя что, в детстве с печки головой вниз уронили?" приобретет для вас совсем иной смысл, потому что к этому возрасту в вашей квартире просто не останется мебели, с которой ваш ребенок в познавательных целях не сверзился бы вниз головой.Так же вы во всей красе ознакомитесь с поговорками "чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало" (которая в переводе на современный язык звучит так: "Подавись ты моим мобильником за двести баксов, только заткнись" и "не понос, так золотуха" (это к разделу о прикормах).

О материнской любви
Приступы материнской любви настигают вас преимущественно в двух ситуация:
когда ребенок спит и когда вы им хвастаетесь. Держите себя в руках: дети очень не любят, когда их будят - даже страстными поцелуями, а со стороны это здорово напоминает обострение шизофрении - когда вы говорите о себе во множественном числе, закатываете глаза и брызгаете на собесединка слюной восхищения. Бездетные люди с непривычки очень пугаются.

О фанатиках
В любом бутузо-выгулочном парке непременно найдется компания мамаш, которые с пеной у рта станут проповедовать вам, что ребенок надоесть не может, шлепать его по попе - святотатство, а называть засранцем - кощунство. Вежливо согласитесь и тихонько затеряйтесь среди деревьев.
Религий тоже много, и это совершенно не означает, что вы тупо должны вступать в первую попавшуюся секту. Лучше всего организуйте свою и гуляйте с подвешенным на коляску плакатиком "Я ненавижу детей, которые плачут, и собак, которые лают" и значком с изображение идейного лидера Фрекен Бок на груди. Уверяю, у вас появится не меньше адептов, половина еще и от вышеупомянутых светочей матлюбви перебежит.

Несмотря на все выше посоветованное и много-многое другое, ваша жизнь будет казаться вам безвозвратно загубленной, и это НОРМАЛЬНО!!
А САМОЕ УЖАСНОЕ - месяцам к десяти вам будет глубоко на это плевать! Ведь теперь у вас есть мелкий бутуз, у которого ваша хитрая улыбка и гадский характер.

5

Дневник: наталинка - 05:48 -
Вот последнее из моих творений:

Быстро время пролетело,
Вроде только родила…
Моя дочка повзрослела,
Рано ножками пошла.
Вроде только что носила
Ее в пузике своем,
Говорила с ней и пела,
И мечтала день за днем.
А мечтала, что увижу,
И как на руки возьму.
И скажу: «твоя я мама»,
И к своей груди прижму.
Это первое мгновенье
Не забуду никогда.
Я любви нашей творенье
Полюбила навсегда.
Полюбила наш комочек,
Наше милое дитя:
Эти глазки, этот носик,
И серьезной и шутя.
Ты расти на радость, дочка,
Будь смышленой, будь собой.
И без всяких заморочек,
Будь счастливой, озорной!

6

стихотворение сынишке

Хочу сказать: «Теперь я поняла – я мать!»
Вы можете подумать, что особенного тут?
Казалось бы: меняем памперс, ходим с ним гулять,
Не замечая главного, что детки наши быстро так растут.

Вот только вроде он родился, первый наш визит к врачу:
«Все хорошо: прибавил в росте, в весе» - отмечает врач в колонке.
Прививки делают, а я скорей домой хочу,
Чтоб пожалеть его, как кошка-мать новорожденного котенка.

Прошло 3 месяца – сынишка наш гулит.
На разговоры и улыбки наши отзывается.
Вот спит – серьезный весь, ворочится, сопит,
А папа смотрит на него, чуть ли не плача от восторга, наслаждается.

А вот уж научился наш малыш сидеть.
Мы даже не заметили, как быстро все произошло.
Уже с восторгом может мультики смотреть,
А больший интерес в нас вызывает новая реклама и кино.

Ура! Мы наконец-то научились ползать! Вот открытье!
Теперь нам очень интересно, что и тут и там.
Для нас все это не привычное событье:
«Ползи ко мне скорей, сынок, тебе баранку дам».

А вот купили сыну мы велосипед!
Представьте, 8 месяцев, уже во всю катается.
И думаешь, а через пару лет уже появится мопед.
Да ладно, пусть сынишка наслаждается.

Вот ночь. Мишутка укрывает всю свою мордашку лапкой.
Он крепко спит – его не растолкать.
Ведь он же спит в обнимку с папкой.
Смотрю на это все и понимаю – да, я МАТЬ!

О матери, пусть не хватает твердого порой терпенья,
Чтоб дочерей и сыновей нам воспитать,
Вы просто вспоминайте эти мелкие, казалось бы, мгновенья,
Которые, на самом деле, в жизнь будни могцт превращать.

Я МАТЬ – А ПОТОМУ ЛЮБЛЮ!
Я МАТЬ И НАСЛАЖДАЮСЬ МИГОМ КАЖДЫМ!
Я МАТЬ, ПОЭТОМУ ХОЧУ
БЫТЬ МАТЕРЬЮ, ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ, ДВАЖДЫ!!!!!

(с) осень

7

Чтобы правильно расти,
Надо маму завести.
Мама - очень зверь полезный,
Лучше прямо не найти!

Если ты захочешь кушать -
Стоит только заорать,
Прибегает мама тут же,
Будет сиську предлагать.

В сиськах просто и легко
Возникает молоко.
Стоит только присосаться -
Прямо в рот течет рекой!

Если ты поел немало,
Но еще не хочешь спать -
Чтобы мама не скучала,
Можно снова заорать.

Мама на руки возьмет,
Мама песенку споет,
Мама сказочку расскажет,
Спляшет, мячик принесет!

Если спать захочешь все же,
Лучше рядом с мамой лечь -
Пусть поспит немного тоже,
Маму надобно беречь.

К боку теплому прижмись,
Сладко - сладко потянись,
Перед сном, что мама рядом,
Непременно убедись.

Если ты глаза откроешь
И увидишь - мамы нет,
Ты, конечно, рев устроишь,
Разорешься на чем свет.

Прибежит она бегом,
Истекая молоком.
Мама - зверь домашний очень,
Не уходит далеко.

Хочешь быть счастливым самым,
Значит слушай мой совет:
Заводи скорее маму -
Лучше мамы зверя нет!

Папа же - субъект ненужный,
Это тоже нужно знать,
Спит всю ночь, а ты весь в луже,
Не берёт к себе в кровать.

8

Прочитала этот рассказ на одном форуме и решила его сюда тоже поставить...прочитайте...цепляет за душу и заставляет задуматься о многом...

Она снова была здесь. Бывало, что она оставалась тут ночевать, но иногда, все же мед сестрам удавалось уговорить ее идти домой, но, на следующий день, она вновь приходила сюда, с самого утра. И до позднего вечера. Либо, была тут круглые сутки. Лицо ее побледнело, глаза высохли, взгляд помутнел. Спина стала сутулится, а рука немного подрагивать, голос охрип, - но это не мешало ей быть тут, находится рядом с ним.

Он находился здесь восьмой год, не жив… не мертв. Словно пародия неудачного художника на смерть, где забыли убрать штрихи жизни, а штрихи смерти не нанесли на холст должным образом.

Человек, казался живым, в лучах весеннего солнца, и мертвым, в ночном блеске луны. Дыхание его было едва заметно, кожа бела как мел, а тело, едва теплее температуры комнаты. Настоящий, живой, мертвый. Труп, в котором душа забыла частичку себя, и эта частичка, тонкой нитью связывала два берега бытия: берег жизни, и берег смерти. А пока, весы, балансировали, но уже начали кренится в сторону смерти. Пульс, едва ли прощупывался, и лишь, прислонив ухо к груди человека, можно было услышать тихие, мерные, и редкие стуки, увядающего сердца. Кто он? Человек, который спит так долго?

Она села рядом. И смотрела на его недвижное лицо, на его ресницы, закрывшие когда-то светлые и веселые глаза. Смотрела на него, и вновь, пару слезинок, скатились по ее морщинистым щекам. Она быстро их вытерла платочком, приговаривая про себя, что нужно быть сильной, иначе не помочь ни ему, ни себе. Обеими руками взяла его ладонь, и вновь ощутила, насколько холодно дыхание смерти, дыхание неизбежного, дыхание, которое вытрезвляет все твое мышление и всю твою жизнь, все твое существо. Она закрыла глаза.

«Господи, отец наш небесный. Да святится имя Твое, и да будет воля Твоя и да придет царствие Твое, как на небе, так и на земле… Господи, принимаю волю Твою... - слова терялись в голове… - принимаю волю Твою. Аминь.»

В ту ночь, он умер. Умер окончательно, пульса не стало, сердце не билось. Медики засвидетельствовали смерть. Она все время в тот день была с ним. А перед тем как аппарат начал издавать сигнал, о том, что пульс исчез, он сжал ее руку.

- Мама, я люблю тебя.

©Макиавелли

9

Снежка* написал(а):

Чтобы правильно расти,
Надо маму завести.
Мама - очень зверь полезный,
Лучше прямо не найти!

Если ты захочешь кушать -
Стоит только заорать,
Прибегает мама тут же,
Будет сиську предлагать.

В сиськах просто и легко
Возникает молоко.
Стоит только присосаться -
Прямо в рот течет рекой!

Если ты поел немало,
Но еще не хочешь спать -
Чтобы мама не скучала,
Можно снова заорать.

Мама на руки возьмет,
Мама песенку споет,
Мама сказочку расскажет,
Спляшет, мячик принесет!

Если спать захочешь все же,
Лучше рядом с мамой лечь -
Пусть поспит немного тоже,
Маму надобно беречь.

К боку теплому прижмись,
Сладко - сладко потянись,
Перед сном, что мама рядом,
Непременно убедись.

Если ты глаза откроешь
И увидишь - мамы нет,
Ты, конечно, рев устроишь,
Разорешься на чем свет.

Прибежит она бегом,
Истекая молоком.
Мама - зверь домашний очень,
Не уходит далеко.

Хочешь быть счастливым самым,
Значит слушай мой совет:
Заводи скорее маму -
Лучше мамы зверя нет!

Папа же - субъект ненужный,
Это тоже нужно знать,
Спит всю ночь, а ты весь в луже,
Не берёт к себе в кровать.

Это ты сама придумала????

10

нет, к сожалению :(
по инету стих гуляет...

11

Записки эмбриона

А я уже здесь! Ха! Не ожидали?
Господи, на кого я похож! Маленький, похожий на клетку и в полной темноте. Интересно, а что это я делаю? Думаю! Странно. Неделю назад, я еще этого не умел. Мама родная, я еще и слышу! Какой приятный голос! Ну-ка, ну-ка, повтори, что сказала? Куда ты собралась? На девичник? Какое неприятное слово. Оно мне уже не нравится. И чего ей дома не сидится? Эй, там, наверху, ты же мой «дом»! Ну почему ты постоянно двигаешься? Вчера она до потери пульса прыгала через какую то скакалку, да так, что я едва не выпал. Если бы не эта дурацкая веревочка, торчащая из меня, я бы давно сменил место жительства.
По-моему, она до сих пор не в курсе, что я здесь живу. Поэтому и скачет как кенгуру.
Ой! Чего это так бумкает? Как громко! Еще и во мне! Эта стучалка есть и у моего «дома», но она не такая шумная. Как приятно бьется не переставая, наверное что-то нужное.
И вообще я все больше замечаю странные перемены происходящие с моим телом. Появились подозрительные выпуклости, по-моему - это руки и ноги. Я не знаю, откуда я знаю, как это называется, но меня интересует, зачем они мне нужны? И вообще появилось столько ненужных вещей, вернее органов. Они болтаются во мне сами по себе. Уж поскорей бы каждый встал на свое место. Мне, вообще то и без них прекрасно плавается. И чувствую себя замечательно.

Мой «дом» отправился на девичник. Зря я так ругал это слово. Столько всякой вкуснятины было: солененькое, сладенькое, кисленькое, а особенно мне понравилось горяченькое. Сначала, правда, было невкусно, но потом, почему-то страшно захотелось петь, и даже, когда дом начал сотрясаться в танцах, я тоже пытался подтанцевать и заметил у себя потрясающее чувство ритма.
Ко мне в гости забурился какой то наглый сперматозоид. С гордым видом ворвался в мою комнату, но увидев меня страшно выругался и удрал. Наверно испугался. Ведь я уже большой.
На утро болела голова. Мало того, что она у меня и так огромных размеров, по отношению к телу, еще и болит. Кстати мой дом чувствовал то же самое. Еще дядя какой то все время бурчит. Стоп. Узнаю по голосу. Это же его несмышленым сперматозоидом я был когда то. Какой родной голос!
Ну все. Хватит. Хочу есть! Хочу есть! Есть хочу! Нет. Картошку не буду, мясо не буду. Эй, огурцов хочу, и молока, и мороженного. Оно мне после девичника страшно понравилось.
А теперь мой дом собрался гулять. Кстати вместе с моим… как его назвать то, короче дяденькой. Правильно, мне полезен свежий воздух. А ну выкини сигарету. Что тошнит? Так то. Еще чего, травить меня вздумала. Дыши чистым воздухом, тебе легче станет. Так значит, я могу контролировать ощущения своего дома? Понятно. Ой, кто это так пахнет? Какие такие духи! А ну не дыши этими духами. Что, тошнит? Дыши лучше свежим воздухом.
Чего-то мне жалко мой дом. Сильно уж она реагирует на мои шутки. Ну никакого чувства юмора. Ладно, больше не буду. Пока.
Вообще то я люблю свой дом. Он теплый и уютный, хоть иногда и капризный. Ну да ладно. Думаю как ни будь уживемся.
Интересно, а почему она до сих пор не знает обо мне? Срочно надо принимать меры и рассекречиваться. Может тогда она будет вести себя спокойней.
Она собирается спать. Поспать я люблю. Только хочу молока на ночь. Пожалуйста! Вот так. А теперь спать.

Привет. Давно не слышались. Наверное, вас интересует как у меня дела? Конечно, здорово. Правда, меня волнуют новые штуковины, которые появляются то во мне, то на мне. Вот, например, во рту, что-то непонятное. Какой то червячок, который когда я думаю, пытается шевелиться. Кстати, когда я думаю, в голове у меня тоже что-то происходит. Наверное умнею. На лице появились какие то два шарика и две дырочки, улучшилась слышимость. Но самое главное, я наконец определился. Я буду мальчиком. Просто у меня начало появляться такое, чего девочкам не дано. А мой глупый дом хочет девчонку. Ну чего же в них хорошего? Я конечно не знаю как эти девчонки выглядят, но уверен, что как ни будь ужасно.
Мой дом был в какой то больнице. Там, чьи то нахальные руки ощупывали меня до неприличия. Я даже повозмущался немножко, заставив дом захотеть пописать. Ишь, даже в собственной комнате спокойно жить не дают. Руки обозвали меня эмбрионом. Сами вы эмбрион. Слово то какое неприличное. Что самое интересное, эти руки поняли, что я здесь живу и заявили дому, что он беременный. А что вы думаете, он сам не знает? Что, я зря две недели старался потошнить его посильнее, покружить ему голову, попросить вкусненькой еды. Конечно не зря.
Я уже огромных размеров. Как сказали руки: «С яблочное зернышко». Наверное оно огромное, раз похоже на меня.
Почему-то мой дом волновался, когда шел домой и думал, как сказать моему папе, что дом скоро станет мамой. Сколько новых слов! Папа, мама. А знаете мне гораздо приятней называть дом - мамой. Вполне хорошее название для благоустроенной квартиры. И кстати, кто такой папа?
Папой оказался, тот самый дяденька, чьим сперматозоидом я был, когда был маленький. Когда мама говорила ему о том, что я в ней живу, я со смеху чуть не выпал. Столько волнения, слезы. А папа прислонился к животу мамы, постучал и говорит: «Ты действительно здесь?». Конечно здесь. А куда ж я денусь если все равно сижу на привязи?
Вот так мы и узнали друг о друге много нового. За два месяца моей жизни. Мама со мной иногда разговаривает, но думает обо мне постоянно. Я думаю, что она в меня влюбилась. Ну конечно, как тут не влюбиться в такого красивого большого парня. И мне все равно, что она хочет девочку. Правильно папа – я мальчик. Больше некому.
Мы часто спим, гуляем и читаем какую то книгу про любовь. Короче хорошо мне с тобой дом. Ой, прости! Хорошо мне с тобой, мама.
конецформыначалоформыНу почему я все время расту? Куда еще больше? Каждый раз, когда просыпаюсь, обнаруживаю что-то новенькое, а в голове всплывают какие-то новые непонятные слова. У меня растет то, чем может гордиться каждый мальчик. Еще появились шторки над глазами, которые то открываются, то закрываются. Мой маленький червячок во рту иногда упирается в какую-то перегородку вверху. Зачем она нужна, я думаю, даже мама не знает. Ну да ладно, не в этом дело.
Моя мама постоянно ревет. Ее раздражает папа, жизнь и какая-то бабушка. Интересно как же они выглядят, если постоянно ее достают. Ну, в принципе, я с ней согласен. Они действительно надоели своими советами: если я не хочу молоко с медом (бр-р, нелюблю пенку), то естественно и моя мама его не хочет, если я не хочу гулять, есть и спать, то почему это должна делать моя мама? Зачем они постоянно переживают за наше здоровье, ну чего плохого с нами может случиться, особенно со мной?
Когда мама веселая, она слушает музыку. Мне очень это нравится. Иногда я танцую, благо уже есть, чем шевелить. У мамы из за меня возникли какие-то проблемы. Она говорила об этом доктору. Мне очень жаль, что я своим присутствием доставляю ей какие-то неудобства.
Мне страшно интересно, что творится в мире моей мамы, там, на поверхности. Наверное она так же как и я привязана шнурочком, находится в полной темноте и она тоже живет в животе у кого-то. Но почему тогда ей есть с кем разговаривать, а мне нет? Мне кажется, что это несправедливо. Мама говорит, что я когда рожусь буду толстым и красивым, похожим на папу. Когда я рожусь – это значит попаду в ее мир. Интересно, а когда это произойдет? Почему-то мне кажется, что не скоро.
Мы разговаривали с мамиными подругами. Эти противные тетки говорят, что я буду капризным, орущим и доставляющим массу проблем. Откуда они знают-то, каким я буду? Вот рожусь, покажу, где раки зимуют!
А еще мы с мамой болели. На меня наступали грозные страшные бактерии, но я от них отбился. И мама наверное тоже, потому что чихала и кашляла только три дня. Хотя врач обещал гораздо больше. Мы пили вкусные сладкие микстурки и ели противные горькие таблетки.
Я понял! Если мы с мамой будем вместе сопротивляться всем болезням, если вместе будем хотеть кушать одно и то же, то ей не будет так тяжело меня носить. Мне все больше и больше хочется увидеть тот мир в котором она живет. Я чувствую, что ждать осталось не долго.
конецформыначалоформыМы с мамой только что проснулись. Мы все делаем вместе: спим, кушаем, болеем, смеемся и плачем. И мне нравится каждое утро просыпаться и слышать мамин голос: «Доброе утро малыш!». Это она мне говорит! Я знаю, и поэтому тоже пытаюсь ей сказать чего нибудь хорошее. И в результате этих попыток у меня шевелятся новые образования вокруг рта и уже почти окрепший язычок.
Мамин доктор говорит, что я уже похож на человека и у меня формируется скелет. Интересно, а на кого я был похож до этого? На таракана? И не скелет – а косточки, благодаря которым я становлюсь более сильным.
Я считаю, что этот доктор – абсолютно нетактичное существо. Он постоянно пытается вторгнуться в мои владения, ощупывает мою крышу, да так, что мне приходится отодвигаться в сторону. Меня терзают смутные сомнения, что он имеет какие то виды на мое место жительства! Но мама почему-то ему доверяет и постоянно с ним советуется. Что есть, как спать. Она бы лучше меня спросила.
Вот например: она ест творог. Я его терпеть не могу. Но этот умный доктор сказал что это полезно. А я считаю – полезно - не значит вкусно! Но меня никто не спрашивает и поэтому приходится довольствоваться тем, что есть.
А еще я уже умею хмурить брови когда злюсь или просто так. Мне уже даже нравиться ощущать все эти новые вещи происходящие с моим организмом, привык я. А сначала было страшно. Ноги стали длиннее рук, а тело покрылось непонятными волосками. Для чего, почему - неясно. И кстати мамин доктор мне об этом тоже ничего не говорит. Хотя уже стоило бы пообщаться. Я ведь все понимаю.
А еще я научился пихаться в свою крышу, особенно по утрам когда просыпаемся. И при каждом новом моем ударе мама визжит от восторга и тащит папу к себе чтобы я ему тоже постучал. Так мы и перестукиваемся каждый день, когда у меня хорошее настроение. Правда я еще сильно устаю когда много двигаюсь, но с каждым днем становлюсь все крепче и крепче.
Мои родители до сих пор спорят по поводу того, кем я буду мальчиком или девочкой. Доктор сказал, что я уже большой и можно сделать какое-то УЗИ для раскрытия этой тайны. Но мне почему-то не хочется раскрываться и когда УЗИ делали я развернулся попкой к нахальным глазам доктора. Он сказал, что когда я рожусь – буду партизаном. И не буду я партизаном – я буду сюрпризом. Для мамы. Она-то хочет девочку. А я уже ярко выраженный мальчик.
Мама в тайне от папы придумывает мне девчачие имена. А когда идет по магазину в тайне от бабушки покупает девчачие распашонки. Иногда мне кажется, что она расстроится, когда узнает, что я, как говорит папа – мужик. Но именно папе она говорит, что ей все равно кто родится. Как это все равно? А если родится слоник или собака Дуся которая живет в мамином мире? Я думаю что ей не все равно, но любить она меня будет кем бы я не родился.
Еще несколько дней назад, я еще сомневался, кто же я – слоник, собака или кто. Но после слов доктора, я уверенно определился, что из эмбриона постепенно превращаюсь в человека. Что ж, это радует. Я большой и умный человек. И мама об этом прекрасно знает.
Помогите! По-мо-ги-те!!! Из дома выживают!
Мне уже надоело стучаться в крышу! Ну, мама дорогая, ты даешь! Ишь, остренького ей захотелось! А обо мне ты подумала? Ой, как горячо, как щипит-то! Все и ломит, и болит, и в груди огнем палит! Чего ж она съела-то? Тонну красного перца и закусила его горчицей? Водички мне! Ну попей пожалуйста холодненькой водички! Ух, полегчало!
Милая мама! Если ты меня хоть чуть-чуть уважаешь, и не хочешь, чтобы я выскочил из дома раньше времени, не ешь что попало. Я же уже все чувствую!
И вообще, у нас с мамой последнее время плохое настроение. Все нас обижают, никто нас не любит. По крайне мере, нам так кажется. Мама постоянно ревет, и я тоже хочу, но пока не получается, потому что еще незнаю как это надо делать. Хотя мне есть от чего пореветь. Моя сморщенная прозрачная кожа покрытая волосами, иногда, особенно когда меня что-то пугает, стала покрываться гусиной кожей. И я естественно переживаю, толи гуси у меня в роду появились, и бежит во мне гусиная кровь, толи вполне нормальный процесс происходит. И вообще, мамино плохое настроение наталкивает меня на самые странные мысли. Она думает что она большая, что кожа у нее плохая, волосы жирные. Мама! Не бойся, я тоже большой, сморщенный и волосатый!
Ой! Что это так бумкнуло? А-а, дверью хлопнули! Потише там! Странные вопросы ты задаешь мама, чего я так прыгаю. А оттого и прыгаю, что испугался и опять гусиной кожей покрылся.
Недавно услышал как лает собака Дуся. Страшно! Попробовал повторить. Чуть не захлебнулся. Интересно, а как она выглядит? Мама когда гладила ее говорила: «Какая у тебя мягкая шерстка». Значит Дуся волосатая. Все. Конец. Значит я похож на Дусю.
Иногда мне становится скучно, и я начинаю баловаться с веревочкой торчащей из меня. Мне нравится, как мама в такие моменты охает. И чувствую, как она касается моей крыши и называет меня шалуньей. По-моему это слово какое-то женское. Мамочка все надеется что я буду девочкой. А не тут-то было. Раньше думать надо было, сейчас уже поздно.
Мы с мамой вместе делаем зарядку. Вернее зарядку делает мама под песни Тани Булановой, а меня болтает из стороны в сторону, потому что мама чересчур активно двигается. Но мне это даже нравится. А еще мне нравится, когда мама слушает Филиппа Киркорова и размышляет о жизни мужчины и женщины, то есть себя и папы. Такие песни у него душевные, что только о любви и можно думать. Сразу чувствуется - свой парень. Мама говорит, что он романтик. И что он красивее моего папы. Когда папа однажды плюнул и сказал про него так заковыристо, что даже я покраснел, мама ответила, что если Филя – красавиц павлин, то папа – драный петух. Я даже разволновался по этому поводу – нехватало мне еще петуха в роду для полного счастья.
У меня уже выросли ноги и руки. Я уже двигаю своими пальчиками, хлопаю глазами, шевелю бровями и ушами. Но самым моим любимым занятием стало сосание большого пальчика. Особенно мне нравится это делать когда мы ложимся спать. А перед этим мама чем то мажет мою крышу, и я, чувствуя ее прикосновения успокаиваюсь и тоже готовлюсь ко сну.
Вообще, я замечаю, как с каждым днем становлюсь все активней и активней. Я играю пока не устану, прогуливаюсь по совсем небольшим окрестностям своего дома. Я стал размышлять, особенно над тем, что если буду расти такими же темпами, то через некоторое время дом станет для меня тесноват.
Ну, время покажет.
Мамин доктор сказал, что я уже похож на человека. Я похож на маму. Странно всетаки все происходит. Я точно знаю, что Дуся – собака и четыре недели назад я был похож на нее. Почему же сейчас я похож на маму? Нет, я конечно не думаю, что это плохо, но такие перемены!
Кстати, еще я узнал, что живу у мамы в животе. Не представляю чтобы у меня в животе кто то жил. Правда там иногда странно булькает. Может и у меня кто-то живет? Как много разных мыслей вертится в голове. Например, почему она всегда меня перевешивает? Почему ее размеры больше, чем все мое остальное тело? А про тело даже говорить не хочется. У меня появилось такое!!! Какие-то два шарика в мешочке между ногами! Я понять не могу зачем!? Может это еще одно преимущество моей принадлежности к папе?
Мамин наглый врач всетаки выяснил какого я пола. А я, эмбрион неповоротливый, не смог вовремя повернуться попкой к крыше. И меня вычислили! Я настолько разозлился, что не смог быть сюрпризом, так испугался, что мама больше не будет меня любить (ведь она хотела девочку), что стал пинать все, что попадалось под ногу. И только когда мама начала охать, а папа стал гладить мамин живот, я понял, что сделал ей больно. И когда успокоился, поймал маму на мысли, что она рада, что я мальчик. Ей на самом деле было все равно кто я. Главное, что я ее ребеночек. И на правах долгожданного внутреннего жителя, естественно, знаю все ее мысли. Например я знаю, что свекровка (это папина крыша) когда приходит к нам в гости начинает качать свои права. Смешно наверное наблюдать качающуюся крышу. А еще, я знаю, что папа боится спать с мамой, потому что я могу что нибудь почувствовать. И мама даже злится из за этого и говорит, что я не почувствую ничего. Я конечно не почувствую. Я эмбрион деликатный. Я могу и отвернуться на время. Вот только о чем они? Понять не могу.
Мне нравится когда мама разговаривает со мной. А когда не разговаривает, то я тихонько толкаю ее в ребро. Всегда срабатывает. Бабушка говорит, что я слишком активный и мама со мной еще намается. Я почему-то недолюбливаю эту бабушку. Она всегда что-то маме советует. Мы ей что, жить мешаем? И почему маме нельзя вязать? Как это я могу запутаться в пуповине? Попробовала бы она пожить тут с мое. Она не только от веревочки этой сбегать научилась, а еще и использовать ее в своих корыстных целях.
Кстати, врач сказал что я уже дышу. Я естественно в это время еще не дышал и начал пробовать, чтобы понять, как это. Раз попробовал, два, а потом взял и захлебнулся. Начал кашлять, а потом… икать. Очень неприятное чувство хочу вам сказать. А мама чувствует как я икаю и ей смешно. Причем я теперь делаю это постоянно: когда замерзну, когда много двигаюсь, когда хлебну водички, когда пописаю. Да, писать я теперь тоже умею. И при этом так странно и смешно топорщится эта штучка между ножек.
Я уже рассказывал, что я люблю спать? Я почти всегда сплю. А когда не сплю, то играю. Например отталкиваюсь ногами от пола и лечу в потолок. Здорово ведь?
Теперь я отчетливо слышу что творится там, в мамином мире. Причем я узнаю маму, папу и Дусю по голосу. А вчера к нам в гости приходили какие-то родственники. Они затискали маму и стучали в мою крышу так, что я прижался к маминой спине и не выходил оттуда пока спать не легли. Перед сном я пощекотал маму по крыше, а она мне сказала: «Я тоже люблю тебя малыш». Как здорово знать, что тебя любят, что тебя ждут. Вернее не тебя а меня, живущего внутри у мамы.
Мне становится немного тесно в моем доме. Я очень быстро расту. И все чаще думаю о том, как же я попаду в мамин мир? Нет, я конечно знаю, что я рожусь, только вот как это произойдет, а главное когда?
Мне купили коляску! Как я понял, в ней буду жить, когда рожусь. Надеюсь в ней не так темно и тесно как у мамы в животе.
Интересно, а как мама выглядит? Папа иногда называет ее глобусом и шариком. Знакомые говорят, что она очень круглая. Наверное мама как Земля. Я как-то слышал как папа говорил, что Земля круглая и необъятная. Выходит мама круглая и необъятная. А если все это происходит из-за того что я расту, то представляю каких я размеров!
Горе мне несчастному! Я узнал, что у меня есть сестра! Правда какая-то двоюродная и не часто бывает у нас в гостях, но за то время пока она была, она съела все шоколадные конфеты, разбросала все купленные мне игрушки и оторвала какой-то крючочек в моей коляске. Я от раздражения аж подпрыгивать и икать стал – это как так, значит я еще и не родился, а все мое добро: конфеты, игрушки, коляски уже подвергаются нападению родственников! Непорядок! Был бы я родившимся, я бы поддал этой сестре! Я и сам конфеты шоколадные люблю и мама любит. Мне конечно не жалко, хотя нет, может быть чуть-чуть жалко. В общем рожусь буду хранителем шоколада и собственных игрушек.
Два дня назад произошло невероятное – я увидел свет, правда красный и тусклый, но все равно меня это напугало. Причем свет этот был сквозь крышу. Сначала подумал, что крышу проломило. Оказывается нет. Просто она стала тоньше и хоть сквозь нее ничего невидно, зато все прекрасно слышно. И когда я услышал как эта Лариса поедает мои конфеты, мне захотелось наружу. Посмотреть в ее бесстыжие голодные глаза.
Кстати, свет сквозь крышу я начал видеть еще и потому, что у меня открылись глаза. И эти штучки, которые сверху теперь периодически хлопают – моргают.
Иногда наступают такие моменты, когда мне кажется, что у меня во рту что-то должно быть. Правда я не знаю что и поэтому сосу свой большой палец, причем абсолютно непроизвольно. Особенно мне нравится это делать перед сном, когда эта штука, которая есть у меня и мамы не бумкает так сильно. Я заметил, что когда меня что-то пугает или злит оно бумкает гораздо быстрее. Мама называет его мотором. Так вот у нас этот мотор ужасно шустрый. Оказывается от того как он работает зависит наша жизнь.
Недавно у мамы брали кровь на анализы. Было больно. Как будто кровь брали у меня. И вообще, эти врачи, по моему мнению слили у мамы крови литра два, потому что у меня закружилась голова. Кровопийцы! А мама, как ни странно, чувствовала себя замечательно. И совсем на них не ругалась. Потом врачи выяснили, что оказывается у нас в организме не очень хватает железа! И нам надо его принимать три раза в день. Насколько я слышал, железо не едят, и каким образом мама будет его грызть я даже не представляю!
А еще доктор заявил маме, что у меня начал образовываться жирок. Я долго себя обследовал, но жирка этого так и не нашел. И мне стало грустно. Если у меня он уже начал образовываться, то что же со мной будет через пару месяцев? Срочно надо начинать заниматься зарядкой, а то в последнее время, когда мама прыгает и скачет я преспокойненько прижимаюсь к полу и она начинает хотеть в туалет. Естественно тут уже не до зарядки. Все, хватит лениться. Доктор сказал, что уже совсем скоро я увижу белый свет. Какой же он белый, когда сквозь крышу он красный и темный. Но в любом случае перед мамой я должен появиться в наилучшем свете, чтобы она меня сразу полюбила.
Скоро Новый год. Мама говорит, что это самый любимый ее праздник. Я еще не знаю что такое праздник, но подозреваю, что вкусной еды будет много. Наедимся-то! Я уже тоже хочу Нового года. Будет весело. Мама хочет подарить папе какой то косметический набор для бритья. Это для того, чтобы убирать волосы. Надо же какое наше семейство волосатое! Интересно, а что мама мне подарит? Мне бы тоже бреющие предметы не помешали. Я себе больше нравился, когда был гладким. Хотя больше я хочу, чтобы сестру Лариску не подпускали к моим вещам! Пожалуйста мама и добрый волшебник Дед Мороз сделайте меня и папу гладким, маму полной железа, а Лариску безразличной к шоколаду!

Да, Новогодние праздники – это здорово. Вот только жалко, что я еще не рожденный и сам не смог посмотреть на фейерверки, но по маминым впечатлениям понял, что это очень красиво. К нам приходили гости. Приносили подарки и делали маме комплименты, как беременность ей к лицу. Мама нечаянно объелась и весь вечер охала и ахала. А потом съела что-то странное и стала петь песни. И я тоже. Оказывается эта еда называется шампанское. И почему доктор не рекомендовал его есть? От него сразу так весело становится. Я даже сплясать хотел, и только руками-ногами развел, как мама ойкать начала. Ну и ладно. Не буду. Не очень то и хотелось!
Мамочки, тесно то как! Не повернуться тебе, не развернуться! Не побегать как раньше, не поиграть! Прямо не справедливость какая-то. Сидишь тут свернутый в три рубля и не знаешь что делать.
Надо срочно думать о смене места жительства. Пусть мама конечно не обижается, но ее живот меня все меньше и меньше устраивает. Толи он уменьшается, толи я расту с небывалой скоростью. Чуть шевельнешься, мама сразу охать начинает, больно ей видите ли. А мне тут что, медом намазано? Уж родиться бы поскорее что ли!
А что? Дышать я уже умею, сосать, если надо будет, тоже наловчился. Весь палец большой обсосал так, что он шире других кажется. Даже эту противную жидкость вокруг меня глотать стал. Вроде и не хочу, а глотаю. Потом еще и икаю по пол дня. Мамин доктор называет это рефлексом. Сам он рефлекс. Невкусно, поэтому и икаю. Я вообще поражаюсь этому доктору, кто его вообще посадил за мамой наблюдать. И все-то он знает! И что глаза мои вокруг волосинками покрываются, и что яички потихоньку опускаются. Ну опускаются и опускаются, это моя личная жизнь.
А недавно мама умудрилась меня заморозить. Вернее она сама замерзла, да так, что мне в доме холодно стало, а сам я покрылся гусиной кожей. Теперь-то я знаю, что в гуся не превращусь, но все-таки чего ей надо было в магазине зимой, когда там минус десять, снег и порывистый ветер? Сам по радио слышал. Не даром папа говорит, что у беременных свои причуды, но у мамы они какие-то особенные. Потом папа отпаивал маму горячим сладким чаем с лимоном и отмачивал в душистой теплой ванне. А ее трясло так, что зуб на зуб не попадал. А у меня десна на десну.
Недавно она встала ночью, разбудив меня, и долго сидела у окна, плакала. И тут до меня дошло, что она меня рожать боится! А еще она боится, что я рожусь с какими-нибудь отклонениями! Маманя, я здоровый, не больной, у меня даже волосы пропадают! Правда, кое-где вырастают по новой, но в основном пропадают! Если я еще так посижу какое-то время, то у меня, конечно, могут колени к ушам прирасти от тесноты. Но ты же меня и такого любить будешь, правда? Наверное я ее все-таки успокоил, потому что она сразу пошла спать. И тут случилось такое! Мне почудилось, что я стал огромным и круглым как шарик, у меня на лице росла длиннющая бородища. Потом я опять стал маленький и долго бегал под дождем. А потом я проснулся. Оказывается это был сон, а я описался. Маме тоже снятся сны. Порой такие, что аж страшно становится. В основном про меня.
Утром проснулись от яркого света. Это солнышко сквозь окно пригрело нас своим лучом. Причем настолько активно, что я аж зажмурился. А мама подумала, что это солнечные ванны. Какие же это ванны, если нет воды и пены. Я люблю пену, она так приятно щекочет маму, что я всегда начинаю хихикать. Вообще я боюсь щекоток. Вернее их боится мама, а я боюсь за компанию. Особенно, когда щекотаться начинает папа. Мама говорит ему, что он здоровый лоб, а ведет себя как ребенок. Это значит как я. Потому что я похож на папу и тоже здоровый лоб.
Меня все больше волнует вопрос – когда, когда же я рожусь? Мама так серьезно готовится к этому, только обо мне и говорит. А папа говорит, что у нее все мозги ушли в пузо. Но мне то виднее, что никакие мозги тут и рядом не проходили. Глупости болтает. Эх, папа, папа, мог бы ты подумать, что из твоего микроскопического сперматозоида может получиться такое солнышко, как я? А вот рожусь, посмотрим узнаешь ты меня или нет.
Странная все-таки штука – жизнь. Сначала жил у папы, теперь у мамы. Куда потом судьба занесет неизвестно. Да в принципе все равно, лишь бы было тепло, сытно и сухо.
Все, не могу больше. Срочно надо съезжать. Мало того, что пошевелить ничем кроме пальцев и ушей не получается, так еще и вниз головой вишу. И чего я вертелся! Настроение видите ли было хорошее, размяться захотелось! Вниз головой перевернулся, а назад теперь не могу. Зажало.
Все не так. Все плохо. А я еще несчастный раньше на жизнь жаловался. Раньше меня хоть эмбрионом называли, а теперь вообще слоном. Ну да, большой. Ну да, пихаюсь часто. А что делать-то? Кому здесь легко? Я, дорогая мама, не по собственной воле здесь остаюсь, а как сказал доктор: «Как природа распорядится, так он и появится». Кто такая эта Природа, знать не знаю, но за то, что она меня тут держит в таком положении, я бы ей в ребра пихнул. Я знаю, как это больно. Мама говорила.
Скучно мне без дела висеть тут. И поэтому когда мама начинает делать зарядку или дыхательные упражнения, я повторяю за ней. Только когда она сильно часто дышит, у меня голова кружиться начинает. Наверное, из-за воды вокруг меня, которая постоянно в рот попадает.
Недавно у мамы крышу сорвало, как сказал папа. У нее начался прилив энергии. Хотя чего странного произошло я так и не понял. Ну подумаешь, захотелось ей побелить и прибраться в квартире. Чего такого-то? А папа начал ругаться, куда она лезет со своим пузом, хочет угробить их ребенка (это про меня) и что-то еще по поводу небольшого ума. Мама начала реветь, говорить, что она не больная, а всего лишь беременная. А папа сказал, что с таким слоненком в животе нужно вести себя спокойно. Тут я начал бунтовать. Правда злиться как раньше у меня не получилось, места-то мало, но мама сказала: «Не называй его слоном, он обижается».
Мы с мамой ходили гулять. На улице скоро весна. Мне она понравилась, потому что в прошлый раз, когда была зима, я замерз, а весной не замерз. Мы с мамой слушали как пели птички. А еще мы гуляли по парку и мама сказала, что как только я рожусь мы будем вместе приходить сюда.
Мама в первый раз рассказала мне сказку. Про курочку рябу. Да, в сказке дед и бабка такие же, как в жизни. Надо же, скалкой били не разбили! Кто скалкой-то бьет яйцо золотое. Лучше б продали и купили себе десяток простых, и дом новый, и курицу, чтоб бракованные яйца не несла.
Я заметил, что начал толстеть. Наверное еще поэтому стало мало места. А мне горемычному даже зарядку поделать никак. Так что рожусь я толстый потому что почти не двигаюсь, лысый потому что волосы опадают, с мигающими глазами потому что моргают они все чаще и чаще. В общем, сплошной дефект.
Но все оказывается еще страшнее, чем я думал. Как-то проснувшись утром, я нечаянно обнаружил, что на голове у меня растут волосы. Они ужасно длинные! Мамочки! Так может я все-таки собака? Хотя нет, у Люси был хвост, а у меня его нету. Тогда я превращаюсь из человека в настоящего слона. Папочка, спасибо, накаркал!
Все, я объявляю забастовку. Если меня не хотят рожать, то я буду висеть себе спокойно и ни на кого не обращать внимания. Хотя долго я так не протяну. Ноги затекают, хорошо, хоть палец мой любимый - сосательный до рта достает. Нет, не выдержу.
Все, хочу наружу, хочу новую квартиру со всеми удобствами! Чтобы было где сплясать, руки-ноги растопырить, потянуться во весь рост! Надоело сидеть скрючившись! Это уже не дом, это клетка какая-то!
Свободу попугаям! Хочу наружу! Помогите бедному эмбриону-слонику-человеку! Немогу больше!
Рожайте меня, что ли!
Эмбрион родился
Не хочу. Не полезу! Куда? Туда? Не полезу! Я уже раз попытался! Не пройду. Ну чего ты так дышишь? Решила меня воздушными волнами вымыть? Не получится! Я, может, уже передумал место жительства менять. Ну и что, что места мало. Двери еще меньше! Не полезу! Зажмет! Раздавит!
Это настоящее издевательство! Воздуха лишили, воды лишили, еды лишили и выгоняют. Как же ты так, мама! Ты же столько времени меня в себе носила!
Не тужься! Не тужься, я сказал! Кто это тебе там советует? А! Опять эти врачи! И откуда они постоянно берутся? Не дыши! Не дыши! Меня все ближе к проходу сквозняком тянет! Того и смотри застряну!
Да что же это такое! Житья нет! И чего это так меня сжимает со всех сторон? Так и норовят меня отсюда да поближе к выходу. Что делать-то! Спасаться надо. И за ребра зацепиться не могу – руки зажало. Что делать-то! Караул! Помогите! Жилплощади лишают!
Ох судьба-судьбинушка, за что ты меня так? Такого огромного - и туда. Нет, я, конечно, сам хотел родиться быстрее. Но если бы я знал как это будет, то сидел бы тут тихо, не выпендривался и спокойно любил свой дом. А теперь, вот оно чувство, когда сбываются мечты.
Ты посмотри, упирайся не упирайся, а выход все ближе. И что я там, интересно, буду делать? Я ж там никого не знаю. Только маму свою, да и то изнутри. Ну папу по голосу, ну собаку Люсю узнаю, когда гавкать начнет. Интересно, ну вылезу я сейчас - и что? А если я упаду? Хотя там же врачи есть! Нет. Их я боюсь. Они, после того что я про них думал, меня специально ловить не станут.
Ну все. Не надо бояться. Я же мужик в конце концов. Не надо бояться. Раз вываливаюсь, значит, так надо. Тем более мама вон сама думает - скоро или не скоро все это кончится. Думаю, там тоже неплохо. Лишь бы не застрять.
Ой, мамочки! Как туго идет-то! Застреваю! Задыхаюсь! И чего я сюда полез! Обещаю, если вылезу, на диету сяду! Пинаться не буду! Вертеться не буду! Буду самым послушным эмбрионом на свете! Только бы вылезти! Дыши мама! Дыши! Толкай меня, помогай!
Ап, ап, дышать не могу! А-а-а-а-а-а-а-а-а! А-а-а-а-а-а-а! Чего вы меня вверх ногами держите! Ноги оторвете! А-а-а-а-а-а-а-а! А по попе зачем? Чтобы плакал? Да я и так ору на чем белый свет стоит! А-а-а…
Стоп. Как это: «Мамаша, у вас замечательная девочка»? Какая девочка? Где девочка? Я девочка? Кто я? Девочка? Да нет. Вы перепутали. Это не про меня. Я же мальчик! Я же еще со времен сперматозоидов мальчиком был! И вдруг… Вы внимательней посмотрите! Да какая я… Нет! Девочка?
Все. Жизнь моя рухнула. Я не мальчик. А кто же я тогда? Ведь мне даже имя уже подобрали! А как же УЗИ? Оно ошиблось? И из-за этой ошибки теперь все мое будущее насмарку?
А ну-ка уберите от меня руки! Оставьте мой шнурок на месте! Я же ем из него! Куда вы меня уносите? Чего это за гадость такая мокрая? Какой я чистенький? Мне и грязненьким ничего жилось! Да чего вы меня щупаете! Нормальный я! Верней, нормальная.
А-а-а-а-а-а-а-а! Мама! Где ты, мамочка! Где мой милый чудный дом! А вы и есть врачи? Так я и знала, что вы такие. И руки у вас холодные. И на тучи вы похожи! Аккуратно несите! Ой, какие вы огромные! И это меня еще слоном называли!
Одна теперь радость в жизни - хоть потянуться можно. Интересно, а как меня теперь назовут, раз я не мальчик?
Ой, куда это меня положили? Что-то большое, теплое, мягкое. Мамой пахнет.
Мама? Это ты? А-а-а-а-а-а-а-а! Как я рада тебя видеть! Верней, не видеть, а чувствовать! Ты сверху такая же добрая, как внутри. И голос такой же, только громче. Ой, чего это? Рука. Это ею ты меня по крыше гладила? Такая нежная.
Мамочка. Мама. Чего? Какая я? Страшненькая? Сморщенная? Как старичок? Рыжая? Волосатая? Ни на кого не похожа? Так я выходит еще и не твоя-а-а-а-а-а-! И уродина-а-а-а-а-а-а! И не любишь ты меня-а-а-а-а-а! Даже девчонку-а-а-а-а-а!
Любишь? Сильно? Кто? Солнышко? Счастье твое? Кровиночка?
Ты тоже моя кровиночка! Я тоже тебя очень люблю! Мамочка! Я так рада, что ты у меня есть. Хорошо, что я родилась. В принципе, здесь тоже неплохо.
Ой, чего это? Пахнет вкусно. Не знаю почему, но хочется в рот засунуть сразу. Блин, поймать не могу. Ну помогите!!! Оп-па. Поймала. И чего? Чего делать-то? Может, как и мой большой палец, пососать? Ну сосу, и чего? Ой, чего это? Льется чего-то! Вкусно-то как! Не то что эту жидкость глотать. Только сосать тяжеловато. Ну ничего, привыкну.

12

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Последняя встреча
Прикольно тут, весело. Все вокруг бегают, прыгают, сюсюкаются со мной. Я их сначала только по голосам узнавала, злилась, что вижу не людей, а какие-то серые тучи. Но теперь все нормально.
Мама у меня красивая. Рыжая, правда. Ну да ладно. Зато родная. И молоко дает вкусное. Еда – это вообще вещь! Я люблю поесть. Просто мама говорит, что так я буду расти слишком быстро. А я хочу вырасти, а то они все вокруг такие огромные!
Хотя маленьким быть тоже здорово. Лежишь, болтаешь руками-ногами, захотела чего-нибудь, орать начинаешь. А они носятся вокруг и не знают чего мне надо. Да на руки, на руки хочу просто. Возьмите меня, обнимите, приласкайте. И поесть дайте.
Недавно у меня болел живот. Мама, дорогая! Я думала, что лопну. Он у меня надулся, стал твердый и круглый. Просто моя двоюродная сестра решила накормить меня мороженным. Правда ела она его как-то странно. Засунет в рот – пол мороженого нет. Сосать надо, дуреха! Так же вкусней! Мне оно тоже понравилось, но такие боли в животе я терпеть даже ради мороженного не согласна. Когда папа увидел как сестра меня мороженым кормит, он ее по попе стукнул. Она заплакала, а мне смешно стало. И она сказала, что когда я подрасту, она мне будет уши драть. А я не испугалась. У меня ведь есть папа! Он вон какой огромный! Как гора! И с бородой! Он так весело пищит, когда я за нее руками цепляюсь!
Оказывается папа меня кормить не может, только мама. Он как-то взял меня на руки, а я естественно ринулась еду искать. А у него нету. Я обиделась и разревелась так, что описалась. Прям на папу.
Страшно злюсь, когда к нам в гости приходит бабушка. Уж она меня куда только не целует. В самые, можно сказать, интимные места. Я аж краснею. Отбиваюсь руками и ногами, но не получается. Атаку родственников пережить вообще сложно. Так и стараются ущипнуть за попу, за щеку, потянуть за руку или ногу. Изверги! Я же живая! Я не разбираюсь на детали! У меня все насмерть склеено!
А когда никто на меня не смотрит, тоже злюсь. Зачем было меня заводить, если внимания все равно ни кто не обращает. Приходится орать и играть на жалости к бедному маленькому ребенку.
Странно как-то. Они почему-то не понимают что я им говорю. Согласна, говорю по-другому, не так как они. Пытаюсь, не получается. Я им говорю, что мне весело, а они мне: «Агу!». Я им, что есть хочу, а они: «Агулюшки!». Чего агугулюшки-то? Я ж не про это! Почему я вас понимаю, а вы меня нет? Правда мама недавно говорила о том, что скоро я стану как они разговаривать.
Очень полюбила, когда меня купают. Вода – сила! Она мне иногда старые времена напоминает, когда я еще была глупым молодым эмбрионом-мальчиком. И тоска такая набегает… Но не надолго. Ведь здесь столько всего интересного! Вот только ползать научусь и сразу все обследую. А пока ничего не умею, надо пользоваться моментом. Лежишь себе руками ногами болтаешь. Хорошо!
Я уже всех знаю и почти всех полюбила. А еще, зря я боялась родиться гусем. Я такая же как они. Вот только маленькая почему-то. Ну да ладно. В этом тоже есть свои преимущества. Посмотрим, что будет дальше.
Между прочим, у меня перестали появляться всякие разные пальцы, руки, ноги. Теперь, я просто каждый день учусь делать с ними чего-нибудь новенькое. Например, когда есть сильно хочется, а палец на руке уже ссосал до боли, его может заменить большой палец на ноге. Тоже вроде ничего.
Ну, вроде все я уже рассказала. Большая я стала. Не интересная, как раньше. Поэтому, наверное, и не встретимся мы больше. Хотя, все может быть. Не люблю долгих прощаний. Могу расстроиться. Сентиментальная стала.
Кстати, у меня теперь есть имя – Алина. Так что больше я не эмбрион.